Авторская поэма "Разговор с Пушкиным"

 В своё время, побывав в музее -квартире Пушкина в Петербурге, задумалась над текстом аудиогида, который так много говорил о чём угодно, но только не о последних днях поэта. А ведь именно эти дни говорят о нём самое главное. После той злосчастной дуэли, перед лицом смерти в душе Пушкина произошёл настоящий переворот. Как сказал  Жуковский, «он стал другим». Желание узнать «другого» Пушкина привело к исследованию воспоминаний его современников, которые открывают много нового в истории жизни поэта. В его жизни, если приглядеться, ясно видится «рисунок Божий», и невозможно не изумиться любви Творца к Своему творенью. Как Он берёг поэта! Сколько раз спасал от гибели! Сколько раз предупреждал! Отъявленный дуэлянт Александр Пушкин состоял на учёте полиции. 26, по другим данным 28 раз он участвовал в дуэлях. 4 раза стрелялся с опытными стрелками офицерами, оставляя себе небольшие шансы на жизнь. Всё сходило с рук. Велико долготерпение и милосердие Божие! Пушкину дано было пророчество о его собственной смерти  в романе «Евгений Онегин», где он оплакивает убийство поэта Ленского на дуэли. Пушкин понимает, что Ленский погибает напрасно, скорбит о нём. Казалось бы, при таком трезвомыслии не могло случиться той  трагедии в реальной  жизни, « но дико светская вражда боится ложного стыда». Страсть взяла верх над разумом. Господь даровал нам свободную волю. Выбор сделан. Дуэль на Чёрной речке состоялась.  Но, Господи, как велика твоя любовь! Пушкин не стал убийцей.

 « На коленях, полулёжа, Пушкин целился в Дантеса в продолжении двух минут и выстрелил метко, что, если бы Дантес не держал руку поднятой, то непременно был бы убит; пуля пробила руку и ударилась в одну из металлических пуговиц мундира, причём всё же продавида Дантесу два ребра.» (А.А.Щербинин)

   В. А.  Жуковский:  « Геккерн упал, но его сбила с ног сильная контузия; пуля пробила мясистые части правой руки, коею он закрыл себе грудь и будучи тем ослаблена, попала в пуговицу, которую панталоны держались на подтяжке против ложки: эта пуговица спасла Геккерна. Пушкин увидя его падающего, бросил вверх пистолет и закричал: « Браво!» Между тем кровь лила из раны.»

      А дальше боль и близость смерти, и  путь восхождения души до великой высоты духа. Пушкину были даны два дня. Два самых важных дня в его жизни. П.А. Вяземский вспоминал: « Домой возвратились в шесть часов. Камердинер взял его на руки и понёс на лестницу. « Грустно тебе нести меня?- спросил у него Пушкин.»  « Его внесли в кабинет; он сам велел подать себе чистое бельё; разделся и лёг на диван, находившийся в кабинете.»

     По всем правилам страстной человеческой натуры,  Пушкин, испытывая нестерпимую боль, должен был возненавидеть того, кто стал её причиной, но происходит необъяснимое: он просит не мстить за него Дантесу.

          П.А.Вяземский:    «Ожесточения к жизни в нём вовсе не было. Он желал смерти как конца мучений и, отчаиваясь в жизни, не хотел продолжать её насильственно, бесполезными мерами и новыми мученьями. Но на другой день, когда делалось ему получше, и заметил он, что доктора приободрились, и он сделался податливым в надежде, слушался докторов, сам приставлял себе своеручно пиявицы, принимал лекарства и, когда доктора обещали ему хорошие последствия от лекарств, он отвечал им: « Дай Бог! Дай Бог!» Но этот поворот к лучшему был непродолжительным, и он вновь убедился в неминуемой близкой кончине и ожидал её спокойно, наблюдая ход её как в постороннем человеке, щупал пульс свой и говорил: «вот смерть идёт!» Прощаясь с детьми, перекрестил их. С женою прощался несколько раз и всегда говорил ей с нежностью и любовью.  Данзас, желая выведать, в каких чувствах умирает он к Геккерну ( фамилия Дантеса.), спросил его: не поручит ли он ему чего-нибудь в случае смерти касательно Геккерна? « Требую, отвечал он ему, чтобы ты не мстил за мою смерть, прощаю ему и хочу умереть христианином.»

        В.А.  Жуковский : « И особенно замечательно то, что в эти последние часы жизни он как будто сделался иной…ни слова, ни же воспоминания о поединке.»  «Я сказал ему об исполнении христианского долга. Он тотчас согласился. « За кем прикажете послать?- спросил я. « Возьмите первого ближайшего священника.» - отвечал Пушкин, словно боясь не успеть. Приехал престарелый священник. Выйдя после исповеди от Пушкина, он явно был растроган, сказав: « Я стар, мне уже недолго жить…И Вы можете мне верить, что для себя самого желал бы такой исповеди перед смертью, какую он имел. Больной исповедался и причастился Святых Тайн.»  

        В. И. Даль : « Пушкин заставил всех присутствующих сдружиться с смертью, так спокойно о ожидал её, так был уверен, что последний час его ударил. Плетнёв говорил: « Глядя на Пушкина, я в первый раз не боюсь смерти.» Больной положительно отвергал утешения наши и на слова мои: « Все мы надеемся, не отчаивайся и ты!»- отвечал: « Нет. Мне здесь не житьё; я умру, да, видно, так надо».

       Княгиня Е.Н. Мещерская-Карамзина: « Когда друзья и несчастная жена устремились к бездыханному телу, их поразило величавое и торжественное выражение лица его. На устах сияла улыбка, как будто отблеск несказанного спокойствия, на челе отражалось блаженство осуществившейся надежды.»

      В.А. Жуковский: « Когда все ушли, я сел перед ним и долго один смотрел ему в лицо. Никогда на этом лице я не видал подобного тому, что было на нём в эту первую минуту смерти. Голова его несколько наклонилась; руки, в которых было за несколько минут какое-то судорожное движение, были спокойно протянуты, как будто упавшие для отдыха после тяжёлого труда. Но что выражалось на его лице, я сказать словами не умею. Оно было для меня так ново и в то же время так знакомо! Это было не сон и не покой! Это не было выражение ума, столь прежде свойственное этому лицу; это не было так же выражение поэтическое! Нет! Какая глубокая, удивительная мысль на нём развивалась, что-то похожее на видение, на какое-то полное глубокое знание. Всматриваясь в него, мне хотелось у него спросить: « Что видишь, друг?»  И что бы он отвечал мне, если бы мог на минуту воскреснуть? Вот минуты в жизни нашей, которые вполне достойны названия великих. В эту минуту, можно сказать, я видел самое смерть, божественно тайную, смерть без покрывала. Какую печать наложила она на лице его и как удивительно высказала на нём свою тайну. Я уверяю тебя, что никогда на лице его не видал  я выражения такой глубокой, величественной, торжественной мысли. Она, конечно, проскакивала в нём и прежде. Но в этой чистоте обнаружилась только тогда, когда всё земное отделилось от него с прикосновением смерти. Таков был конец нашего Пушкина.» 

         Таким его мало кто знает. Пушкин–это не только любовная лирика, бунтарские стихи декабризма, любимые сказки детства и многое другое. Всё это его творчество. Зачастую, суть человека до определённого времени скрыта даже от него самого…….